May 17th, 2021

Рассветы и сумерки богов

      Гесиод описывает события, предшествующие титаномахии, следующим образом: Гея и Уран рождают титанов, гекатонхейров, и циклопов, причем Уран помещает гекатонхейров и циклопов обратно в Гею. Гея просит освободить ее, на что соглашается Кронос. Он кастрирует Урана и перемещает гекатонхейров и циклопов в тартар. Гея предсказывает Кроносу, что его ребенок его свергнет. Поэтому Кронос глотает всех своих детей, и только Зевс избегает этой участи. Зевс вырастает и освобождает выросших внутри Кроноса братьев и сестер. Дальше боги -олимпийцы идут войной на титанов. В течении титаномахии, Зевс освободжает из тартара гекатонхейров и циклопов, которые помогают ему победить титанов. Зевс сбрасывает титанов в тартар и приставляет гекатонхейров сторожить титанов.
      В этой истории все непонятно. Что стало с кастрированным Ураном (он же бессмертен)? Почему Уран не поместил гекатонхейров и циклопов в тартар (если это все мешало Гее)? Почему Кронос не воспользовался помощью гекатонхейров и циклопов?
      Я подумал, что логичным выглядела бы слегка измененный миф: Кронос по собственной инициативе свергает Урана, он из Урана делает небо а из Геи - Землю; некоторые части Урана он использует отдельно (откуда и взялась кастрация). Зевс объединяется с гекатонхейрами и циклопами против титанов, побеждает Кроноса, освобождает остальных богов-олимпийцев, и сбрасывает Кроноса в тартар, где он становится постоянной угрозой переворота. Зевс, соответственно, становится хранителем мира от готового его захватить Кроноса. То есть Кронос - не только "бывший бог" но и угроза мировому порядку.
      Гесиод переписывает миф так, что бы дать волю своей мизогинии - жена (Гея) предает мужа (Урана).
ps закончу греческими частушками от nik_rasov
Хитрый Одиссей циклопу
Натянул раз глаз на ж**у
О-па! О-па! Афинская огра-да!
Девки ввели в грех жреца —
Да так ему и на-до!

UPD chipka_ne вспомнила стихотворение Мориц
Ребенок играет на цитре,
И нам Гесиода поет —
Как длинно, как скучно, как дивно
Писал этот грек, Гесиод!