May 29th, 2021

Кит ученый

      В интересной статье Adaptation of sperm whales to open-boat whalers: rapid social learning on a large scale? показывается, что после начала активной охоты на кашалотов в Тихом океане, кашалоты за счет способности учиться внутри своих стад друг у друга быстро выучили стратегии как избегать китобоев (возможно уплывать или нырять глубже при приближении китобойных лодок?), что привело к падению эффективности китобоев.
      Меня заинтересовало, как это происходило у других стадных крупных животных которые активно учатся друг у друга и у которых до человека не было серьезных врагов. Например, слоны или мамонты - адаптировались ли они к охотникам?

UPD le_ra заметил, что когда в парке Аддо в ЮАР задумались о регуляции численности слонов, то оказалось, что их ни в коем случае нельзя стрелять (даже усыпляющими шприцами для последующего переселения в другой парк). А если уж стрелять, то ни в коем случае не оставлять "свидетелей". Иначе слоны запомнят и перестанут приближаться к автомобилям, что есть урон туризму.

(no subject)

      Вспоминал я мультфильмы про Гену и Чебурашку. Интересный момент - присутствующие в мультфильмах в больших количествах везде бардак и беззаконие. Мультфильм начинается с того, что продавец обвешивает покупателя а потом открывает ящик, в котором вместо апельсинов оказался Чебурашка. А если б там кобра оказалась? В дальнейших сериях мы видим безнаказанность гадостей творимых Шапокляк, директора завода сливающего отходы в реку, браконьеров. Да и в многих других фильмах много подобной же по существу критики существующего государственного устройства, чистая антисоветчина для современного зрителя - я бы сказал. Но почему так показывали жизнь в Советском Союзе?
      Я подумал, что одна из причин - государство уже махнуло рукой на свою способность эффективно решать какие-либо проблемы, и то что говорило населению: Наша главная функция - занимая кресла не дать в них попасть жуликам и бандитам. Продавец обвешивая покупателя конечно наносит ему вред. Но трудно себе представить какой вред он нанес бы окажись в министерском кресле - а в нем он не окажется, потому что в нем сидит идейный министр. В этом его едва ли не главная функция - собою кресло от проходимцев защищать. Вспомните Место встречи изменить нельзя. Жиглов хороший человек, но пользуется он часто проблематичными методами. Представьте себе, что будет, если на его место придет не человек мечтающий победить преступность, а совсем другой. Эффективный или нет - но Жеглов собою защищает место на которое придет другой - и всем мало не покажется.