Дима (marigranula) wrote,
Дима
marigranula

Хранительница

    В Иркутске я побывал в охотничьем музее. Про него никто кроме гугл мэп не знает, и посетителей там соответственно, кроме студентов (музей находится в институте), не бывает. Сам музей хороший, с большой коллекцией разнообразных деформированных рогов, например.
    Весь персонал музея состоял из уборщицы на пол ставки, которая жаловалась на отсутствие денег на самую элементарную обработку чучел и на полную неизвестность музея. Я ей обещал про музей рассказать - вот и рассказываю. Эта уборщица пенсионерка, после того как из музея разбежались все кто мог, стала добровольной и едва ли не единственной хранительницей музея. Во время кризиса, когда все вышестоящие из иерархии разбегаются, те, кто внизу, взваливают себе на плечи сохранение - не за зарплату, а за чувство миссии хранителя и слияние с объектом хранения. Хотя иногда (наверное, редко) это приносит им материальную пользу или повышение статуса, люди в первую очередь делают это для себя. Когда в музее были кураторы и начальники, наша уборщица была именно уборщицей. А сейчас она возможно ощущает себя важнейшим сотрудником музея (хотя это не сопровождается увеличение ее зарплаты).
      Нужно ли нам этим восхищаться? Не знаю... Ведь сохронять с одинаковым энтузиазмом можно и хорошее и плохое. Вспомните Верный Руслан:
Но - так суждено было Руслану, что и в последний свой час не мог он быть оставлен Службою. Она и отсюда его позвала, уже с переправы к другому берегу, - чтоб он хотя бы откликнулся. В этот час, когда ее предавали вернейшие из верных, клявшиеся жизнь ей отдать без остатка, когда отрекались и отшатывались министры и генералы, судьи и палачи, осведомители платные и бескорыстные, и сами знаменосцы швыряли в грязь ее оплеванные знамена, в этот час искала она опоры, взывала хоть к чьей-нибудь неиссякшей верности, - и умирающий солдат услышал призыв боевей трубы.
   Ему почудилось, что вернулся хозяин - нет, не прежний его Ефрейтор, кто-то другой, совсем без запаха и в новых сапогах, к которым еще придется привыкать. Но рука его, легшая на лоб Руслану, была твердой и властной.
   ...Звякнул карабин, отпуская ошейник. Хозяин, протягивая руку вдаль, указывал, где враг. И Руслан, сорвавшись, помчался туда - длинными прыжками, земли не касаясь, - могучий, не знающий ни боли, ни страха, ни к кому любви. А следом летело Русланово слово, единственная ему награда - за все муки его и верность:
   - Фас, Руслан!.. Фас!
Tags: Социальная психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments