Дима (marigranula) wrote,
Дима
marigranula

Category:

Судьбою с детства не лелеем за неизвестные грехи

Интересно восприятие Жигулиным прошедшей жизни. Во первых, он воспринимает свою прошлую жизнь как бы тяжела она не была и как бы не были трагичны воспоминания [*], как то, что невозможно отбросить:
Иду один, как в поле ветер.
Моих друзей давно уж нет.
А жизнь прошла,
И не заметил.
Остался только тихий свет.

Холодный свет от тихой рощи
И дальний синий полумрак...
А жить-то надо было проще,
Совсем не так, совсем не так...

Но эту горестную память
И эту старую поветь
Нельзя забыть, нельзя оставить.
Осталось только умереть.


Что же делать с этой жизнью? Жигулин, с одной стороны, как и Шаламов, видит свою нынешнюю жизнь, как миссию что бы рассказать про тех, кто не вернулся:
Дорога, дорога.
Стальные колеса.
Суровая веха
В тревожной судьбе.
Кому-то навеки
Лежать у откоса.
Кому-то всю жизнь
Вспоминать о тебе.

Но, в отличии от Шаламова, еще один мотив в творчестве Жигулина - это благодарность судьбе за то, чему она научила. Жигулин полагает, что он не смотря на все невзгоды, что-то подчерпнул:
Я и нынче тебя не забыл.
Это с той, нависающей тропки
Словно даль с голубеющей сопки
Жизнь открылась до самых глубин.

Магадан, Магадан, Магадан.
Давний символ беды и ненастья.
Может быть не на горе - на счастье
Ты однажды судьбою мне дан?



*Сухие смоленые
Черные шпалы -
Как те незабытые
Горькие дни.

Tags: Мысли о литературе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments