Дима (marigranula) wrote,
Дима
marigranula

Categories:

Про мастеров и учителей

Стихотворение Городницкого
Тоска по мастеру, по пыльной мастерской,
Уставленной подрамниками густо,
Где краски растирают день-деньской,
И грудами навалена капуста.
Тоска по мастеру, пропахшему вином
И табаком, с одышкою и астмой,
По резкости его суждений властных,
Все наши мненья ставящих вверх дном.

По дому, выходящему к реке,
Со сворою собак и домочадцев,
Где доводилось и любви случаться
В каком-нибудь укромном закутке.

По кухне с чёрной сажей потолка,
Где ровно в полдень наливали суп нам,
По легкости летящего мазка,
Которая для прочих недоступна.

По мясу на скупом его столе,
По странности причуд разнообразных,
И по скупой внезапной похвале,
Что наши будни обращала в праздник.

Тоска по мастеру. Колоть дрова с утра,
Выхаживать детей его и внучек.
О, нынешняя нищая пора,
Бездарная эпоха самоучек!

Кто тайны струн, и кисти, и пера
Нам преподаст, открыв источник света?
Об этом мне подумалось вчера
На панихиде старого поэта.


Станет несколько понятнее, если вспомнить его стихотворение

Дворец Пионеров

Над прошлым приспустите стяг.
Расставим знаки препинанья.
Происходило всё не так,
Как говорят воспоминанья.
Меж нами не было святых, —
Тщеславия несытый дьявол
В незрелых душах наших плавал,
Беря на помощь понятых.
Тянуло сыростью с Невы.
Среди кружковцев в равной мере
Моцарта не было, увы,
Но не случилось и Сальери.
В оценке первых наших строк
Наставник был не в меру строг.
Тому причиною отчасти,
Что был он худ и невысок,
И с жёнами не слишком счастлив.
Мы все тогда его манерам
Невольно подражали. Он
Казался нам миссионером
Во тьме языческих времён.
Он ведал нашею судьбой,
Держа невидимые вожжи,
И мы ещё между собой
Не враждовали, — это позже.
Хотя и был он ростом мал,
Мне виделся его оскал
Неуловимой маской волчьей,
Когда он брови подымал
Многозначительно и молча,
В пространство обращая взгляд.
Отравлен воздухом эпохи,
От рака легких он на вдохе
Скончался чуть за шестьдесят.
Мне за последние года
Позаложило уши ватой,
Но слышу, так же как тогда,
Негромкий голос глуховатый.
И я смотрю с тоской назад,
Иконы алчущий расстрига,
В послевоенный Ленинград,
Где за окном Аничков сад,
В котором листья шелестят,
Как непрочитанная книга.

Tags: Городницкий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments