Дима (marigranula) wrote,
Дима
marigranula

Categories:

Городницкий и Матвеева

Встречаемый сварливою соседкою,
Вхожу к тебе, досаду затая.
Мне не гнездом покажется, а клеткою
Несолнечная комната твоя.

А ты поёшь беспомощно и тоненько,
И, в мире проживающий ином,
Я с твоего пытаюсь подоконника
Дельфинию увидеть за окном.

Слова, как листья, яркие и ломкие,
Кружатся, опадая с высоты,
А за окном твоим заводы громкие
И тихие могильные кресты.

Но суеты постылой переулочной
Идёшь ты мимо, царственно слепа.
Далёкий путь твой до ближайшей булочной
Таинственен, как горная тропа.


      Городницкий и Матвеева - почти ровесники, оба с детства мечтали стать поэтами, оба родились в Ленинграде, оба много писали о морях и кораблях. Но дальше начинается очевидная разница. Можно сказать конечно, что Городницкий неизмеримо более талантлив, что наверное будет правдой.


      Но я подумал, что есть еще один момент: Отец Матвеевой известный исследователь Дальнего востока, её дед - еще более известный исследователь его же. Оба, и отец и дед были писателями, мать Матвеевой была поэтессой. Есть, так сказать, с кого Матвеевой брать пример, кем вдохновляться в творчестве. А вот дед Городницкого жил в Могилеве, отец правда был уже военным картографом, но в выборе пути он литературу у сына похоже не поддержал, и Городницкий пошел на гораздо более "реальную" геологию.
      В результате, Матвеева всю жизнь прожила в больших городах, рисуя романтические картины которые она сама "в живую" никогда не видела. Возможно, разница в том, что она уже "получила" в наследство воспоминания предков. И я вполне представляю себе, как они ей рассказывали о красотах дальнего востока, берегах покрытых водорослями и ракушками, и причудливых горах, и о пересвистах оленей всю ночь, и следах тигра на берегу моря. И да, я нигде больше не видел склонов полностью покрытых орхидеями, сплошные орхидеи! И ей этих рассказов вполне хватало , чего не скажешь о Городницком. Городницкий явно стремился сам все это потрогать и увидеть, у него не было наследства успешных предков. Он ведь не только в поэзию сделал огромный вклад, он преуспел и в практическом, так сказать плане - стал доктором наук, был зав.лабом сначала в одном институте, потом в другом. Он больше занимался строительством жизни и меньше - ее приукрашиванием.
        И тут, касаясь уже последних стихов Матвеевой, этого казалось бы странного потока сознания:
Затвердили: «Сталин… Сталин….»
Хитрый сброд нечист и мелок:
Он под Сталина подставил
Много собственных проделок.
Кто бы как вождя ни понял, –
На Руси не он гапонил.
И не с ним (хорьки проекта)
Уговаривались те, кто
Пытки тайно узаконил.


или

Брависсимо! Гляди, как ловко;
Предательство – всего лишь «мненье» – !
Измена – «выбор точки зренья» – !
Вредительство – «талант, сноровка»!..
А впрочем, радиоэлита
На стороне врага – открыто;
Всё меньше игр двойного спорта.
Скажите ж мне: с какой печали
Их «оппозицией» прозвали?
Не оппозиция, а КОНТРА!


Конечно, можно тут вспомнить саму же Матвееву, из раннего
Все что было - позабыла,
Все что будет - позабудет

Но мне кажется, ситуация более глубокая. Я помню, в юности читал в Острове Крым (и это произвело на меня большое впечатление), как главная героиня из СССР стоит в аэропорту Крыма и смотрит на табло где прилетают и улетают самолеты из Нью Йорка, Токио, и Рио де Жанейро. И мне казалось, что быстрее дождешься космопорта, откуда звездолеты улетают к Веге, Антаресу, и Туманности Андромеды, чем такого аэропорта. А сейчас я такие табло вижу часто. Лети куда хочу... Если есть возможность. Раньше то не летали, потому что державные кордоны сдерживали, а сейчас все совсем по другому. Не летаешь не потому что запрещенно, а потому что не можешь. И получается, что этот свежий ветер срывает волшебные очки, показывающие чудесные картины вместо неприглядной реальности. И тем, для кого ветер не стал попутным, но очки сорвал, хочется туда, обратно. Туда, где снились прекрасные сны, а грохот нового, который не дает уснуть, конечно их только раздражает.
Я в тишине увижу сны.
И в этих снах такая радость,
Как будто кроме тишины,
Мне ничего уже не надо.

Ведь эти новые времена обесценили их прошлую жизнь. Как в том анекдоте, где бабка говорит деду:
-Ты знаешь, то что мы всю жизнь считали оргазмом, оказалось астмой.
Tags: Городницкий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments