Дима (marigranula) wrote,
Дима
marigranula

И снова о кораблях

Сходили вчера на концерт Погудина, исполнял он много Вертинского, который любил петь о морях и кораблях.
Я больше не буду поэтом,
Я в море хочу уплыть!..


Я разумеется вспомнил свой недавний пост О скрипках и кораблях
Хотя обычно Вертинский пишет именно о путешествиях эдакого цивильного путешественника, а не о пиратах, столь любезных последующей эпохе, одна песня связанная с пиратами у него есть:
Я знаю, Джимми, Вы б хотели быть пиратом,
Но в наше время это невозможно.
Вам хочется командовать фрегатом,
Носить ботфорты, плащ, кольцо с агатом,
Вам жизни хочется отважной и тревожной.

Вам хочется бродить по океанам
И грабить шхуны, бриги и фелуки,
Подставить грудь ветрам и ураганам,
Стать знаменитым черным капитаном
И на борту стоять, скрестивши гордо руки...

Но, к сожалению... Вы мальчик при буфете
На мирном пароходе «Гватемале».
На триста лет мы с Вами опоздали,
И сказок больше нет на этом скучном свете.

Вас обижает мэтр за допитый коктейль,
Бьет повар за пропавшие бисквиты.
Что эти мелочи, когда мечты разбиты,
Когда в двенадцать лет уже в глазах печаль!

Я знаю, Джимми, если б были Вы пиратом,
Вы б их повесили однажды на рассвете
На первой мачте Вашего фрегата...
Но вот звонок, и Вас зовут куда-то...
Прощайте, Джимми, — сказок нет на свете!

Этот переход от мечтаний от цивильных путешествий к пиратской романтике мне кажется связан с двумя качествами новой, наступившей сто лет назад эпохи:
С одной стороны, лозунг "грабь награбленное " плотно засел в мозгах современников, и пираты были в этом смысле им близки. А с другой стороны, похоже им было проще представить себя пиратами, чем накопившими денег на морское вальяжное путешестви. Антураж услужливых лиловых негров, экзотических Сингапурских фруктов, и греческих изящных колонн сменился "на вечный бой, покой нам только снится" и бедность, хоть и гордую.
Галич , вспоминая стихи Вертинского, Мандельштама и Ахматовой так описывает их восприятие в новой эпохе:
...И вновь эти вечные трое
Играют в преступную страсть,
И вновь эти греки из Трои
Стремятся Елену украсть!..

А сердце сжимается больно,
Виски малярийно мокры —
От этой игры треугольной,
Безвыйгрышной этой игры.

Развей мою смуту жалейкой,
Где скрыты лады под корой,
И спой — как под старой шинелькой
Лежал сероглазый король.

В беспамятстве дедовских кресел
Глаза я закрою, и вот —
Из рыжей Бразилии крейсер
В кисейную гавань плывёт.

А гавань созвездия множит,
А тучи -летучей грядой...
Но век не вмешаться не может,
А норов у века крутой!

Он судьбы смешает, как фанты,
Ему ералаш по душе, —
И вот он враля-лейтенанта
Назначит морским атташе.

На карте истории некто
Возникнет, подобный мазку,
И правнук лилового негра
За займом приедет в Москву.

И всё ему даст непременно
Тот некто, который никто,
И тихая пани Ирена
Наденет на негра пальто.

И так этот мир разутюжен,
Что чёрта ли нам на рожон?!
Нам ужин прощальный — не ужин,
А сто пятьдесят под боржом.

А трое? Ну что же что трое!
Им равное право дано.
А Троя? — Разрушена Троя,
И это известно давно.

Всё предано праху и тлену,
Ни дат не осталось, ни вех.
А нашу Елену, Елену —
Не греки украли, а век!

Салонный романс
И в конце, несколько пиратских песен:



Tags: Вертинский, Высоцкий, Городницкий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments